Горький Максим (Пешков Алексей Максимович)

Известный советский писатель Максим Горький в своих странствиях не раз бывал на территории нынешней Липецкой области.

Во время своего первого «хождения по Руси», в октябре 1888 года 20-летний Алексей Пешков,гонимый нуждой, после скитаний в Моздокской степиприбыл на станцию Грязи, где работал его знакомый М. Я. Началов, который и предложил будущему писателю М. Горькому место конторщика на станции Добринка Грязе-Царицынской железной дороги. Но вскоре выяснилось, что место занято и пришлось согласиться на должность ночного сторожа.

В то время Добринка была маленькая, затерявшаяся в степи станция, типичное захолустье – один из многих «медвежьих углов» Российской империи.

Впоследствии в автобиографическом рассказе «Сторож» М. Горький напишет: «Я – ночной сторож станции Добринка; от шести часов вечера до шести часов утра хожу с палкой вокруг пакгаузов, со степи тысячью пастей дует ветер, несутся тучи снега; в его серой массе медленно плывут туда и сюда локомотивы, тяжко вздыхая, влача за собой черные звенья вагонов, как будто кто-то не спеша опутывает землю бесконечной цепью и тащит ее сквозь небо, раздробленное в холодную белую пыль.Визг железа, лязг сцеплений, странный скрип, тихий вой носится вместе со снегом...».

Поселили А. Пешкова в так называемой казарме-общежитии для неженатых железнодорожников станции (ныне здание по улице Горького, 2). За 12 рублей в месяц он должен был стеречь хлебные лабазы, а порой и работать грузчиком. Служба оказалась тягостной – ночное дежурство, душевное одиночество и сознание бессмысленности работы: по ночам он охранял то, что днем разворовывал сам начальник станции Добринка П. П. Архангельский (в «Стороже» – Африкан Петровский).

По указаниям самодура-начальника Алексей Пешков выполнял не только свои служебные обязанности, но и, сменяясь с дежурства, должен был «...колоть дрова на кухню и в комнаты, чистить медную посуду, топить печи, ухаживать за лошадью Петровского и делать еще многое, что поглощало почти половину моего дня, не оставляя времени для книг и сна».

В Добринке Горький подружился со многими сослуживцами, особенно с Иваном Васильевичем Черногоровым, образ которого он вывел в ряде своих произведений: «Как я учился читать», «Из прошлого», «Книга». Сослуживцы были неграмотными и Пешков «под пятым фонарем у пакгауза…» читал им запрещенные книги Л. Толстого и Г. Плеханова, разъясняя суть прочитанного.

«Прожив на станции Добринка три или четыре месяца, я почувствовал, что не могу больше, не могу потому, что кроме исступленных радений у Петровского меня начала деспотически угнетать и кухарка его Марьяна...».

Не выдержав, Горький написал в правление дороги жалобу в стихах. Это позабавило чиновников, и в январе 1889 года его перевели на станцию Борисоглебск, а затем – весовщиком на станцию Крутая Волго-Донской ветки.

В ходе второго странствия летом 1891 года писатель побывал в Добринке вновь, остановившись в доме у И. В. Черногорова. Впечатления о своем пребывании в Добринке Горький описал в рассказах «Сторож», «Скуки ради», «Из соррентских впечатлений», «Из прошлого».

Бывал Алексей Максимович и в Задонске «Мне вспомнилось, как однажды в Задонске на монастырском дворе, вот такой же темной и жаркой ночью, сидя у стены длинного здания келий, я рассказывал послушникам разные истории…». В Задонском монастыре писатель останавливался ночевать и долго беседовал со схимником. Впоследствии эпизод посещения монастыря вошел в повесть «Исповедь», рассказы «У схимника» и «В ущелье» (из цикла «По Руси»).

Странствуя, М. Горький изучал встречавшихся ему людей, и эти впечатления отразились во многих его произведениях. «Хождение мое по Руси было вызвано не стремлением ко бродяжничеству, а желанием видеть – где я живу, что за народ вокруг меня?».

В память о пребывании писателя в Добринке на здании железнодорожного вокзала установлена мемориальная доска, перед входом – бюст М. Горького (автор А. Вагнер). Его именем названы центральная улица Добринки, школа-интернат в с. Павловка.